Концепция витамин D + 12 витаминов.

Версия для печати

К обоснованию сочетанного применения витамина D и остальных 12 витаминов,необходимых для  образования и реализации жизненно важных функций его гормонально активной формы

(Концепция витамин D + 12 витаминов)

В.Б.Спиричев, Заслуженный деятель науки РФ, доктор биологических наук, профессор, Москва, Россия

 Огромные успехи, достигнутые в последние десятилетия в изучении обмена и механизма действия витамина D, убедительно показали исключительно важную роль его гормонально активной формы, 1α,25-диоксивитамина D не только в профилактике рахита у детей и остеопороза у пожилых, но также – в снижении риска наиболее распространенных и грозных заболеваний современного человека: сердечно-сосудистых, онкологических, диабета и целого ряда других, - являющихся основной причиной преждевременной инвалидизации и ухода из жизни многих миллионов людей (табл.1).

Именно этот огромный массив данных, представленных в десятках тысяч публикаций независимых авторов, послужил научной основой практических предложений по широкому использованию витамина D в целях снижения риска и профилактики упомянутых выше заболеваний [2].

Предложений, рассматривавшихся весной и летом 2010 г. Общеевропейским Парламентом и Сенатом США.

При этом и в Парламенте Европы и в Сенате США обсуждалось предложение об увеличении рекомендуемой нормы среднесуточного потребления этого витамина с 200-400 МЕ (5-10 мкг) до 2000 МЕ (50 мкг) в день. Обсуждалось, но не было – по крайней мере до настоящего времени – официально утверждено в качестве всеобщего обязательного мероприятия.

Эта сдержанность вполне понятна, поскольку давно известно, что витамин D обладает довольно узкой терапевтической широтой и в дозах, превышающих физиологическую потребность, способен вызывать гиперкальциемию и метастатическую кальцификацию жизненно важных органов, таких как сердце и почки [24].

Еще в 40-50-е годы прошлого века кто-то из видных педиатров того времени говорил, что опытный врач должен уметь провести младенца «между Сциллой рахита и Харибдой D-гипервитаминоза».

Сейчас эта проблема во весь рост встает не только перед педиатрами, но и перед врачами многих других специальностей, и, прежде всего, перед специалистами по питанию взрослого и пожилого человека.

Тем более, что подобная двойственность эффекта витамина D в зависимости от его дозы выявляется и в современных исследованиях по влиянию этого витамина на частоту и исход сердечно-сосудистых, онкологических и иных заболеваний.

Наглядным примером такой двойственности могут служить результаты исследования, опубликованного группой авторов в октябрьском номере Am.J.Clinic Nutrition за 2010 г [39]. Авторы этого исследования наблюдали в течение 13 лет за состоянием здоровья 1194 мужчин с исходным возрастом 71 год и старше, у которых в начале исследования была определена концентрация в сыворотке крови 25-оксивитамина 25(ОН)D, общепризнанно являющаяся наиболее надежным показателем обеспеченности организма обследуемого витамином D.

При этом было установлено, что зависимость общей смертности за этот период исследования от исходной обеспеченности обследуемых витамином D носила U-образный характер, т.е. была достоверно выше у мужчин как с исходно низкой, так и с исходно наиболее высокой обеспеченностью витамином D. Так, примерно на 50% более высокая смертность отмечалась как у мужчин с исходной концентрацией 25(OH)D в плазме крови ниже 46 нмоль/л (<115 нг/мл), так и у мужчин с уровнем этого показателя выше 98 нмоль/л (>245 нг/мл) [39].

В этой ситуации, учитывая противоречивость имеющихся данных о допустимых пределах и возможных последствиях увеличения рекомендуемой нормы потребления витамина D, а также отсутствия соответствующих одобрительных решений высших государственно-политических органов Европы и США, представляется целесообразным, по крайней мере на данном этапе, подойти к решению проблемы оптимизации обеспеченности широких масс населения витамином D несколько иным, на наш взгляд, более эффективным и не вызывающим опасений путем.

А именно – попытаться выявить и устранить те нарушения в питании современного человека, которые до сих пор служат самым серьезным препятствием как нормальному превращению витамина D в организме человека в его гормональную форму. так и реализации этой формой ее упомянутых выше жизненно важных функций.

В этой связи представляется целесообразным обратиться к результатам исследований, выполненных в 1980-90 гг. в лаборатории витаминов и минеральных веществ Института питания РАМН, тогдашним старшим научным сотрудником этой лаборатории, а ныне профессором университета штата Южная Дакота Игорем Сергеевым совместно с его молодыми помощниками: аспирантом из республики Куба Раулем Фернандесом Регладо и аспирантом из Северной Кореи Ким Рен Ха.

В этих исследованиях, послуживших основой докторской диссертации И.Н.Сергеева, на обширном экспериментальном материале была убедительно продемонстрирована роль целого ряда витаминов как в биосинтезе гормонально активной формы витамина D: 1,25(ОН)2D, так и в реализации ее многочисленных и жизненно важных функций [7, 46].

Рассмотрим эти данные несколько более подробно.

В таблице 2 представлены данные о конкретной роли витаминов С, В2, В6, РР, фолиевой кислоты, α-токоферола и витамина К в процессах биосинтеза и механизмах реализации специфических функций гормонально активной формы этого витамина, т.е. 1,25(ОН)2D3 [6, 7].

Так аскорбиновая кислота необходима для нормального осуществления процессов стероидогенеза, в том числе – синтеза важнейшего предшественника витамина D – холестерина [8, 35].

Коферментные формы витамина В2 (рибофлавина) входят в состав активного центра флавопротеиновых монооксигеназ, осуществляющих гидроксилирование витамина D при его превращении в гормонально активную форму 1,25(ОН)2 D [7, 9].

Коферментная форма витамина В6 – пиридоксальфосфат играет важную роль в модификации структуры белков-рецепторов стероидных гармонов, в том числе рецепторов гормонально активной формы витамина D [7].

Никотинамидные коферменты (производные никотинамида – витамина РР) необходимы в качестве источника восстановителных эквивалентов в упомянутых выше процессах гидроксилирования витамина D с образованием 1,25(ОН)2 витамина D [7].

Фолиевая кислота необходима для поддержания пролиферативной способности клеток, в том числе клеток костной ткани в процессах ее роста и обновления [7].

Витамин Е как антиоксидант выступает в качестве протектора микросомальных и митохондриальных гидроксилаз, в том числе участвующих в синтезе гормонально активной формы витамина D [7, 10].

Витамин К участвует в посттрансляционной модификации кальцийсвязывающих белков, в том числе кальцийсвязывающего белка, синтез которого на генетическом уровне индуцирует гормонально активная форма витамина D [11-13, 44, 47].

Таблица 3 отражает результаты экспериментальных исследований И.Н.Сергеева и его помощников, демонстрирующие конкретный характер и глубину специфических нарушений синтеза и механизма действия 1,25(ОН)2D при недостаточной обеспеченность организма каждым из упомянутых выше витаминов [7].

Эти данные о конкретной роли вышеперечисленных витаминов в образовании и реализации жизненно важных функций гормонально активной формы витамина D целесообразно сопоставить со сведениями о реальной обеспеченности вышеупомянутыми витаминами населения экономически развитых стран, в частности, с результатами массовых исследований обеспеченности витаминами широких групп детского и взрослого населения России, выполненных Институтом питания РАМН как в 90-е годы прошлого века, так и за последние 5-7 лет [16, 19, 20], с использованием наиболее надежных современных методов и критериев, основанных на прямом аналитическом определении концентрации витаминов и активности соответствующих витаминзависимых ферментов в биологических жидкостях организма (кровь, моча) [23].

Результаты этих обследований однозначно свидетельствуют о недостаточном потреблении витаминов, как наиболее распространенном отклонении питания от рациональных, физиологически обоснованных норм.

Особенно неблагополучна ситуация с витаминами С, В1 В2, В6, фолиевой кислотой и бета-каротином, недостаток которых выявляется у значительной части детского и взрослого населения Российской Федерации.

Так при обследовании в 1983-93 гг взрослого трудоспособного населения Москвы, Екатеринбурга, Кузбасса, Норильска, Башкирии, Марий-Эл, других городов и регионов Западной и Восточной Сибири, работников сельского хозяйства Кубани недостаток витамина С был выявлен у 88% (в т.ч. глубокий дефицит у 70%), витаминов группы В (В1, В2, В6) - у 60-80% (глубокий дефицит у 30-47%), фолиевой кислоты у 80-85% (глубокий дефицит у 25-30%) всех обследованных [1, 3-5, 17-23, 26].

У обследованных в те же годы детей дошкольного и школьного возрастов Москвы, Екатеринбурга, Оренбурга и других городов недостаток витамина С выявлялся соответственно в 27 и 63%, фолиевой кислоты - в 23 и 30%, В1 - в 40 и 58%, В6 - в 24 и 70% случаев. У 23-32% обследованных школьников имел место глубокий дефицит витаминов В1, В2, В6 и аскорбиновой кислоты [4, 14, 15, 25].

При обследовании в марте-апреле 2001 г. школьников г.Москвы недостаток витамина С (по его уровню в крови) был обнаружен у 38%, В2 - у 79%, В6 - у 64%, Е - у 22%, бета-каротина - у 84% детей.

При аналогичном обследовании учащихся первых четырех классов в г.Санкт-Петербурге в феврале 2006 г. недостаток витаминов С и В1 имел место у 50%, В2 - у 30% обследуемых. Только 10% детей были достаточно хорошо обеспечены всеми тремя исследованными витаминами. У половины обследованных имел место сочетанный недостаток двух или, чаще, трех витаминов одновременно.

В октябре 2007 г специалисты лаборатории витаминов и минеральных веществ Института питания РАМН совместно с сотрудниками ОГК-2 провели объективное исследование обеспеченности витаминами С, А, Е, В2, В6 и бета-каротином персонала различных подразделений филиала ОГК-2 Покровская ГРЭС - всего 174 человека, мужчин и женщин [2].

Несмотря на богатое овощами и фруктами осеннее время года, недостаток витамина С был выявлен у 34,8% общего числа обследованных работников, 6 человек имели глубокий дефицит, в т.ч. у 2 - на уровне цинготного больного.

Еще хуже обстояло дело с обеспеченностью витаминами группы В, основными источниками которых являются не* овощи, а высококачественные мясные продукты. Так. недостаточная обеспеченность витамином В2 была выявлена у 47,4% обследованных (82 человека из 174), а витамином В6 – у 72,6% (126 человек). У 108 человек (62%) в крови был существенно снижен уровень бета-каротина.

Из 152 женщин и мужчин, обследованных по всем 6 витаминам, полностью обеспечены ими были только 5 женщин (!). Мужчин, обеспеченных всеми витаминами, не оказалось. 64% женщин и 84% обследованных мужчин имели сочетанный дефицит двух, трех или четырех витаминов одновременно [2].

При обследовании в сентябре 2010 г детей 11-17 лет, занимающихся плаванием и находившихся под наблюдением в отделении питания здорового и больного ребенка Научного центра здоровья детей РАМН, уровень витамина Е в крови не достигал нормы у 30,8% детей, витамина В2 - у 53,8%, бета-каротина - у 79,5%. Сочетанный недостаток 2-4 витаминов имел место у 73,9% мальчиков и 56,2% девочек. Только одна девочка из 39 обследованных детей была полностью обеспечена всеми упомянутыми выше витаминами [21].

Итак, обобщение многочисленных данных, базирующихся на результатах клинико-биохимических исследований представительных групп детей и взрослых в различных регионах страны позволяет следующим образом охарактеризовать ситуацию с обеспеченностью витаминами детского и взрослого населения Российской Федерации:

1.  Выявляемый дефицит затрагивает не один какой-то витамин, а имеет характер сочетанного недостатка витаминов С, группы В и каротина, т.е.является полигиповитаминозом.

  1. Дефицит витаминов обнаруживается не только весной, но и в летне-осенний, наиболее, казалось бы, благоприятный период года и т.о. является постоянно действующим неблагоприятным фактором.

Недостаточное поступление витаминов, как и ряда минеральных элементов с пищей – это не какая-то особенность пищевого статуса населения России, а общая проблема всех экономически развитых стран. Она возникла как неизбежное следствие мощного социально-экономического и научно-технического прогресса, приведшего к резкому снижению энерготрат и соответствующему уменьшению общего количества пищи, как источника энергии, потребляемой современным человеком.

Физиологические потребности человеческого организма в витаминах и минеральных веществах сформированы всей предшествующей эволюцией человека как вида, в ходе которой обмен веществ человека приспособился к тому количеству этих микронутриентов, которые он получал с большими объемами простой натуральной пищи, соответствующими столь же большим энерготратам наших предков.

В течение последних десятилетий в результате технической революции и крупных социальных изменений средние энерготраты человека снизились в 2-2,5 и более раза. Во столько же уменьшилось или, по крайней мере, должно было уменьшиться потребление пищи - иначе переедание, избыточный вес, а это прямой путь к диабету, гипертонической болезни, атеросклерозу и другим болезням цивилизации.

Но пища не только источник энергии, она одновременно источник витаминов, макро- и микроэлементов. И, уменьшая общее количество потребляемой пищи, мы неизбежно обрекаем себя на витаминный голод, также как и на дефицит ряда важнейших минеральных веществ.

Расчеты показывают, что даже самый идеально построенный рацион, рассчитанный на 2500 ккал в день (а это средние энерготраты современного россиянина), дефицитен по большинству витаминов, по крайней мере на 20%.

Не останавливаясь более детально на причинах и последствиях этих массовых полигиповитаминозных состояний у населения экономически развитых стран и эффективных методах их коррекции и профилактики, что является предметом других наших публикаций [17] мы хотели бы в данном контексте подчеркнуть, что необходимым условием успешного осуществления витамином D всех его рассмотренных выше и исключительно важных для здоровья человека функций является полноценное обеспечение организма человека всеми витаминами, необходимыми для образования гормонально активной формы витамина D и успешного осуществления контролируемых ею многочисленных физиологических процессов.

Учитывая широкое распространение полигиповитаминозных состояний, особенно среди людей старшего и пожилого возраста, можно высказать предположение, что причиной некоторой противоречивости или недостаточной убедительности ряда исследований, оценивающих эффективность витамина D в профилактике сердечно-сосудистых, онкологических и ряда других заболеваний, может являться не отсутствие такого эффекта или недостаточность дозы витамина D, а, скорее, недостаток других витаминов, необходимых для нормального образования гормонально активной формы этого витамина и (или) реализации ее функций в организме.

В связи с этим становится ясно, что для того, чтобы эффективно использовать витамин D как для профилактики рахита, так и для снижения риска упомянутых выше массовых и грозных заболеваний этот витамин необходимо применять в сочетании с полным набором всех необходимых для реализации его ценных свойств витаминов в дозах, соответствующих физиологической потребности человеческого организма.

В наибольшей степени этим требованиям соответствуют мультивитаминные и витаминно-минеральные комплексы, а также обогащенные витаминами продукты профилактического питания, содержащие витамин D и полный набор всех остальных двенадцати витаминов в количествах, соответствующих от 50 до 100% их рекомендуемого среднесуточного потребления (Концепция витамин D + 12 витаминов).

 Резюме

 К обоснованию сочетанного применения

витамина D и остальных 12 витаминов,

необходимых для образования и реализации

жизненно важных функций его гормонально активной формы

(Концепция витамин D + 12 витаминов)

 В.Б.Спиричев (Заслуженный деятель науки РФ, доктор биологических наук, профессор, Институт питания Российской академии медицинских наук, Москва, Россия)

 Реализация многочисленных и жизненно важных функций витамина D в организме человека тесным образом зависит от обеспеченности организма всеми остальными витаминами, необходимыми для образования гормонально активной формы витамина D и нормального осуществления контролируемых ею жизненно важных биохимических и физиологических процессов.

Сказанное обосновывает целесообразность сочетанного применения витамина D и комплекса всех остальных 12 витаминов как в лечебных, так и профилактических целях (концепция витамин D + 12 витаминов)

 

читать

Новости
28.12.2017

Примите наши поздравления и пожелания счастья, здоровья и благополучия в наступающем году!

29.11.2017

Приятная новость! Наши продукты "Киселёк детский Валетек"  и "Соль пищевая Валетек с пониженным содержанием натрия + калий, магний, йод" победили в Открытом конкурсе "Выбор сетей - 2017"!!!